Как брать интервью: советы от Гульнары Бажкеновой

Как брать интервью: советы от Гульнары Бажкеновой

Журналист, главный редактор holanews.kz, колумнист Esquire Казахстан рассказала о тонкостях и подводных камнях процесса интервью 

 

На площадке Go Viral в рамках бесплатного онлайн курса по медиа направлению, Гульнара Бажкенова поделилась опытом и советами по проведению интервью с начинающими журналистами и специалистами средств массовых коммуникаций. Запись сессии доступна для просмотра на YouTube канале.

Все журналисты берут интервью вне зависимости в каком жанре работают — новости, репортаж или освещение судебных процессов. Журналисты задают вопросы участникам партийных собраний, митингов, конференции или других мероприятий и событий, которые планируют осветить.  Это — интервью. Собранный материал во время интервью может быть упакован в разный продукт, такие как репортаж, эссе, фитчер или классическое интервью, которое оформляется как диалог. 

Умение правильно брать интервью важно для всех журналистов, даже если не планируете работать как Дудь, а быть как Пивоваров. Результат и качество работы будет зависеть от того, какой материал вы собрали во время интервью. 

Культура разговора — залог успешного интервью

Все начинается с того, как вы подходите к респонденту и задаете вопросы. Особую важность играет культура разговора, которая казалось на первый взгляд простой и базовой. Однако, в последнее время наблюдается увеличенная критика в сторону журналистов касательно того, как проводится интервью со спикером. Нередко слышатся обвинения в том, что журналисты как стервятники. Участилось количество скандалов связанных с этим вопросом. 

После трагедии крушения самолета Bek Air, произошедшая в декабре 2019 года, было много постов в соцсетях, где говорилось, что журналисты подбегали к родственникам пострадавших и задавали вопросы. На днях в своей ленте Facebook, увидела перепалку между журналистами и родственниками пострадавших от преступления. Как быть в ситуации когда журналисту необходимо выполнить работу, которая формирует негативное общественное мнение и вызывает порицание? Я не сторонник ограничительных мер, препятствующих работе журналиста. Тем не менее, в каждой отдельной ситуации у журналиста должно быть понимание, что он или она взаимодействует с людьми, их чувствами, и необходимо проявить тактичность.

Профессиональный долг журналиста  — задавать вопросы и осветить событие, при этом проявив тактичность и деликатность.

Так, на месте трагического события из числа свидетелей или пострадавших следует выбрать в качестве респондента далекого члена семьи. В то же время, некоторые психологи отмечают, что свидетели и пострадавшие катастрофы нуждаются в том, чтобы выговориться и быть услышанными. Однако, необходимо проявить уважение и руководствоваться культурой поведения и разговора. 

“Вопросы в хамской форме  — табу”

Примеры некоторых интервью с политиками или представителями госструктур могут вызвать ложное впечатление, что с отдельными людьми позволителен неуважительный тон и поведение. Вопросы интервью могут быть жесткими и неудобными, но про уважение и субординацию никогда нельзя забывать. Журналист, задающий вопросы, не должен забывать что он “обслуживает” респондента, вне зависимости президент или рабочий ли это. 

Проявление неуважения исключено даже если вы берете интервью у президента Северной Кореи. Правила приличия и протокол должны соблюдаться во все времена и случаи. При этом обязательно задавайте вопросы, которые на повестке. В случае интервью с Президентом Ким Чен Ыном — это вопросы продовольствия, ядерной программы и другие остро стоящие вопросы.

Перед сессией я пролистывала интервью в разных изданиях и обратила внимание на интервью с лидером рабочего движения, известного оппозиционера и политического заключенного Мадэл Исмаилова. С отсылкой на один эпизод из жизни когда Исмаилов поддержал Первого Президента, журналист задал вопрос много ли денег получил за поддержку. Более того, данная формулировка вопроса вышла без изменений на новостном ресурсе. 

Я обращаю на это внимание, так как молодые журналисты, увидев данный пример, могут посчитать, что проведение интервью в таком формате нормой. Если возникают слухи или настойчивые разговоры о том, что был осуществлен политический подкуп, то несомненно вопрос должен быть задан. Однако, сформулировать его можно иначе. Например, “господин Исмаилов, ходят упорные слухи, что ваша лояльность в последнее время имеет корыстный интерес. Скажите есть ли у вас материальный интерес?” или “скажите пожалуйста вы получали гранты или деньги от правительства?” 

Работа журналиста — задавать вопросы

У меня был опыт проведения интервью с Президентом Нурсултаном Назарбаевым. Примечательно то, что находились те, кто считал, что будучи независимым журналистом, я не должна была брать интервью. Это — ошибочное мнение. Если есть возможность пойти к первому лицу государства и задавать вопросы, то я должна идти. Я вела себя корректно и уважительно, задав вопросы, которые считала должна задать. При этом без смущений или проявления какого-то рабского страха. Как я задавала бы вопросы Мадэлу Исмаилову, так и задавала Нурсултану Назарбаеву. Трепет ощущала при беседе со Стивеном Хокингом за три месяца до его кончины. 

Есть два типа классического “вопрос-ответ” интервью  — получение информации и раскрытие личности.

Во время интервью с целью получения информации не задаются вопросы касательно детства, привычек или другие личные вопросы. Если я хочу получить информацию о фестивале Go Viral, то буду спрашивать о целях, задачах и бюджете. Одно из преимуществ данного вида интервью — возможность заранее подготовить список вопросов.

Например, во время интервью с директором ТЭЦ в Алматы на тему загрязнения воздуха, вы можете подготовить список вопросов после детального изучения этой темы.

На интервью на раскрытие личности респондента будут другие вопросы, и отличаться глубина и сложность разговора от предыдущего типа интервью. К тому же, заранее подготовить вопросы будет сложнее. Одна из часто допускаемых ошибок журналистами, это недостаточное изучение доступной информации и материалов про спикера или на тему интервью. Беседа строится на информации, которую удалось получить до начала интервью.   

Русло беседы на раскрытие личности может уйти в любое направление, и провалы не исключены. Было одно интервью, которое я не опубликовала, так как не было химии с респондентом и разговор не завязался. Было интервью результатом, которого я осталась не довольна. Интервью на раскрытие личности может быть непредсказуемым. 

У Мухтара Тайжана я брала два интервью — на раскрытие личности в 2016 году, которое называлось “Разговор с националистом” и на получение информации.    

“Разговор с националистом” получил хороший охват и цитируемость. В ходе разговора неожиданно узнала о том, что в земельном комитете он работал по заказу правительства и его работа как консультанта и эксперта по земельному вопросу оплачивалась. Это не афишировали и считалось, что члены комитета общественные деятели. 

Через два года я взяла у него интервью для получения информации касательно земельного вопроса, так как занимаясь этим вопросом он стал экспертом и обладал обширной информацией. Если сравнить эти два интервью, то видна очевидная разница.

В интервью на раскрытие личности можно нарушить правила и вступить в спор с респондентом, задавая контр вопросы и исходя от противного. В то время как, в интервью на получение информации можно составить алгоритм, где всегда присутствует вопросительный слог — как, почему, когда и зачем. Во время интервью очень важно внимательно слушать ответы. Какой бы материал не делали, не надейтесь на диктофон, так как во время разговора можно прослушать важную информацию, которая нуждается в уточнении. Дополнительные вопросы возникают часто, потому что респонденты пытаются уйти от ответа. Как я сейчас рассказываю о том, как брать интервью и задавать вопросы, также есть лекции на тему как уходить от вопросов.

После второй авиакатастрофы в Малайзии, во время интервью, Премьер-Министр страны пытался уклониться от вопроса американского репортера телеканала CNN, однако тот настаивал на ответе. Репортер трижды задал свой вопрос, после чего Премьер-Министр Малайзии отступив, дал ответ. 

Для меня самая главная подготовка к интервью, это — знание темы, предмета интервью и изучение биографии и основных событий.